«Поуехавшие»: беловчанка о жизни в Пекине, «убийстве» русского менталитета и маленьких императорах

В этот раз мы познакомим читателей с 26-летней беловчанкой, которая уехала жить в Китай. За четыре года жизни в чужой стране Алине Смокотиной пришлось «убить» русский менталитет в себе и пройти путь от учителя английского языка в пекинском детском саду до директора образовательной части в одной из самых популярных онлайн-школ в Китае. Беловчанка рассказала Сибдепо о своём переезде в азиатскую страну и трудностях в работе с маленькими императорами.

Осенью 2018 года я отмечу четвёртую годовщину своей жизни в Китае. Я приехала в КНР студенткой на практику и случайно осталась тут. Вообще-то я никогда не думала о переезде, я же простая кузбасская девчонка, куда мне? Я родилась в Кемерове в семье медиков, но через год мы переехали жить в Белово. Именно в этом маленьком кузбасском городе я росла, училась, взрослела. После окончания беловской гимназии №1 я переехала в Новосибирск. Там поступила в НГТУ на факультет международных отношений, чем шокировала окружающих. Моя будущая специальность называлась одним непонятным для большинства словом – востоковед. Меня часто спрашивали: «Кто такой востоковед? Чем ты вообще будешь заниматься? Почему не пошла по стопам родителей?». Эти вопросы пугали, потому что я не знала, кем стану в итоге, но виду не подавала. В детстве я представляла себя учителем, но глядя на беловских школьных педагогов (не всех!), думала, что эта профессия вообще лишена творчества, а я без него не могу. В итоге от мечты отказалась, но она всё равно сбылась через востоковедение. Эта наука предоставила выбор – я могла стать дипломатом, историком, культурологом, переводчиком или учителем иностранного языка. Я выбрала последнее — стала педагогом, правда, на чужой земле, где теперь учу китайцев не родному мне языку.

О переезде в Пекин и работе актрисой

Параллельно с основной учёбой я три года ходила на курсы в институт Конфуция при НГТУ. Там я изучала в том числе китайский язык. После третьего курса мне и другим ребятам предложили поехать на три недели в город Далянь, чтобы пообщаться с носителями языка, окунуться в культуру КНР, ну и просто посмотреть на Республику своими глазами. Обучение, проживание и еду оплачивал институт, а нам нужно было просто купить билеты. Так я попала в Китай в первый раз и сразу в него влюбилась. Совершенно другой ритм жизни, другие люди, привычки и традиции. Но даже тогда я ещё не знала, что скоро перееду жить в эту страну. После выпуска из института мне снова предложили поехать в Китай на практику, но уже на полгода и в Пекин. И вот тут-то я поняла, что это тот самый шанс, который упускать нельзя. Мы поехали в Китай вместе с одногруппниками, которые, кстати, по разным причинам вернулись в Россию. А я осталась в Пекине одна, без родни, друзей и вообще знакомых. Мне было сложно: чужая страна, где не все знают русский и английский языки, а я знала китайский, но не на таком уровне, чтобы его хватало для жизни в этой стране. Да и одиночество давило на меня, но возвращаться не хотелось. Я начала искать подработку, чтобы за время практики накопить какое-то количество денег на жизнь. Оказалось, что в Китае полно агентств, которые ищут людей с европейской внешностью для съёмки в фильмах. Роли, правда, или мелкие, или массовка, но платили нормально. Так я стала совмещать свою практику с актёрской деятельностью. Кого я только не играла! Была и стюардессой, и поваром, и в средневековых фильмах доставались какие-то мелкие роли. А однажды я снималась в китайском стендапе типа нашего Comedy Club. Моя задача была проста до безобразия – нужно было сидеть у стойки бара, есть орешки и смеяться после определённого жеста режиссёра. На самом деле, я не понимала, о чём шутит юморист. Но всё равно было забавно. А потом практика закончилась, да и быть актрисой «массовки», имея за спиной огромный багаж знаний, было уже и стыдно, и неинтересно.

Об «убийстве» русского менталитета и маленьких императорах

К концу практики я поняла, что сильно полюбила Пекин и хочу остаться здесь на какое-то время, но для этого нужно было найти нормальную работу. Я начала изучать рынок труда и поняла, что в этой стране сильно ценят учителей английского языка. Особенно иностранцев с европейской внешностью — китайцам она нравится. Местные девушки даже пользуются специальными наклейками, которые помогают им создать двойное веко (складка над глазом). Возможно, это ещё связано так скажем с самолюбием. Долгое время китайцы работали на американцев и жителей других государств, а теперь в этой стране есть деньги и они могут сделать так, чтобы теперь не они, а на них работали. В общем, я поняла, что мои знания и внешность соответствуют местным требованиям.

Я английский учила с самого детства, поэтому знаю его в совершенстве. В итоге откликнулась на несколько объявлений. На собеседованиях в разных конторах поняла, что Россия и Китай сильно отличаются не только менталитетом и культурой, но и отношением к труду. Если в России при попытке устроиться на работу требуют диплом, резюме, рекомендации и прочие бумажки, то тут всё это вообще не нужно. Китайцам абсолютно всё равно, какой диплом ты держишь в руках. Для них важнее, что этими руками ты умеешь делать! Сказал, что знаешь английский – докажи делом, а не бумажками. Пройдя успешно все тесты, я выбрала ту вакансию, которая больше всего понравилась – учитель английского языка в детском саду. Детей я люблю, и думала, что работа будет непыльной. Но я ещё не понимала, что именно эта должность заставит меня «убить» в себе некоторые качества и стать совершенно другим человеком. Только представьте: девять детсадовских групп по 30 человек в каждой… За день мне надо было уделить внимание всем группам и провести занятие так, чтобы им остались довольны все дети, для китайцев это очень важно.

В Китае дети – это маленькие императоры. Сегодня в КНР уже нет правила «одна семья – один ребёнок», но его всё равно придерживаются. Китайцам проще родить одного малыша и сделать всё, чтобы его жизнь была хорошей. И здесь детей сильно контролируют. Им, например, практически не разрешают играть на улице, так как боятся потерять. В Китае принято детей с самого раннего возраста отдавать в разные кружки и школы. Малыши все без исключения уже с двух лет начинают играть на инструментах, петь, танцевать, играть в футбол вне зависимости от пола и изучать английский язык. Но при этом, если ребёнку что-то не понравится, его не будут заставлять этим заниматься. Просто найдут что-то другое, что его заинтересует.

На первых же уроках я поняла, что именно в Китае преподавать английский по книжкам и методичкам вообще не получится. Ребёнок это не оценит, не заинтересуется, встанет и просто уйдёт с занятия. И ему никто ничего не скажет – имеет право! Представьте такую ситуацию в России? Уверена, что родители, оплатившие занятие и узнавшие, что их ребёнок просто ушёл с урока, будут его и ругать, и заставлять ходить туда, куда он не хочет хотя бы на тот период, который оплачен. Здесь же сделают вывод, что ты просто плохой учитель и уйдут вслед за ребёнком. В Китае, кстати, вообще не принято ругать детей. Нельзя просто так взять отругать ребёнка, который один из целой группы не может усвоить какой-то материал. Вы даже не представляете, как сложно задушить внутри себя это чувство, сохранить спокойствие и повторять снова и снова одно и то же. В какой-то момент я поняла, что если не «убью» внутри себя эту русскую особенность – ничего у меня не получится. Я прочла очень много литературы на эту тему, общалась с местными жителями, коллегами, меняла своё мышление. И потом я поняла, что моё мнение – молодой девчонки, тут ценится. Меня начали уважать, как грамотного педагога люди, которые в три раза старше меня!

«Мне приходилось врать, что я — американка…»

Гонконг, набережная.

В детском саду я проработала полгода. Это был очень сложный и насыщенный период времени, но его хватило, чтобы понять детскую китайскую психологию. Оказалось, чтобы заинтересовать ребёнка, нужно, во-первых, быть немного актёром, во-вторых, стать ему другом. Благодаря тому, что у меня было девять групп по 30 человек (270 дошколят) я могла один и тот же урок разным группам преподносить по новому, смотреть на реакцию своих учеников и что-то менять в программе. В итоге подобрала собственную уникальную методику, которую продолжаю совершенствовать. Через полгода я ушла работать в вечернюю школу, где три года преподавала английский подросткам. Но уйдя в эту школу, мне пришлось скрывать, что я русская. Китайцы уверены, что хорошо преподавать английский могут только носители языка, причём американцам они готовы даже платить больше. Поэтому мы с моим руководителем придумали легенду, что мой папа – американец, а мама русская. Китайцы верили в то, что я «полукровка», которая жила в США, а английский – мой родной язык и охотно приводили своих детей в нашу школу. Но на самом деле мне было обидно, что приходится скрывать и национальность, и тот факт, что мои знания это осознанно приобретённый навык. Он стоил мне не одной бессонной ночи, а окружающие думали, что это просто папа-американец с годовалого возраста научил языку.

Бывало, что ко мне приводили своих детей знаменитые люди. Но я об этом узнавала уже посфактум и часто случайно от коллег или других людей. Так, например, я учила английскому нескольких детей сотрудников компании Apple и давала уроки жене и детям популярного в Китае актёра по имени У Сюбо. Он снимается в боевиках и фэнтези.

Путь от учителя к директору

Дипломатический район Санлитун, Пекин.

Когда я была в центре Пекина, я любовалась одним огромным зданием и мечтала, что когда-нибудь буду там работать. Так и случилось. Однажды на глаза попалось объявление, что одна из самых крупных китайских онлайн-школ ищет преподавателей английского. Я подумала, что от вечерней школы получила всё, что могла, поэтому настало время перемен. Пришла на собеседование. Кроме меня там были ещё несколько девочек с международными сертификатами, которых у меня ещё не было. При этом у них не было опыта работы с китайскими детьми. Собеседование проводил сам директор школы, он же и делал выбор на основе заданий. Я единственная, кого он взял на должность учителя, оценив мои навыки общения с детьми. Так у меня появилось рабочее место в здании, на которое я засматривалась.

Онлайн-школы в Китае очень популярны. Здесь в целом жизнь устроена по принципу «чем проще – тем лучше». Моя задача была посредством вебинаров и прямых эфиров учить подростков английскому языку. С учётом того, что сделать это и в реальности не просто, удалённое обучение усложняло задачу в несколько раз. Нужно было выстроить урок так, чтобы ребёнок не чувствовал расстояния, поверил тебе и делал то, что ты говоришь. Сделать это можно только посредствам игры. Я это усвоила ещё работая в детском саду. На своих уроках я стала немного дурачиться, использовать игрушки и придумывать какой-то интерактив, чтобы дети смеялись надо мной, раскрепощались, верили и учили иностранный язык. У меня также был помощник в совершенстве владеющий китайским. Мои уроки так вдохновили начальство, что за короткий период времени я стала директором образовательной части в одной из крупных онлайн-школ Китая! Вы думаете, живя в Белово, я когда-нибудь о таком мечтала? Голову это не вскружило, но позволило разрушить легенду про папу-американца и с гордостью заявлять, что я русская.

Сейчас под моим руководством находятся 10 человек. Двое из них работают со мной в одном офисе, остальные вообще из разных стран: Россия, Украина, Америка. Я разрабатываю учебную программу, придумываю интерактив. Например, сейчас учителя практикуют мою методику «дай пять». Это выглядит так: сначала учитель и ученик взаимодействуют, последний выполняет какое-то задание, а потом учитель говорит «дай пять». Ребёнок поднимает руку, имитирует жест, как будто по ладошке бьёт, а учитель или рукой трясёт со словами: «Ого, какой ты сильный» или отлетает в сторону с теми же словами. Детям это нравится, они смеются и лучше идут на контакт. При этом учитель должен сделать так, чтобы школьник без дополнительного объяснения должен понять, что от него хочет преподаватель. Это можно показать с игрушкой. Сказать «дай пять» и отбить эту «пять», например, плюшевому мишке.

Об особенностях Китая и возвращении в Кузбасс

Чтобы понять, насколько разные живут люди в России и в Китае, достаточно посетить аэропорты обеих стран. Я там бываю несколько раз в год, потому что летаю в гости к родителям. Так вот, если в России я часто вижу, как сотрудники аэропортов злятся по поводу того, что иностранцы не понимают то, что они им пытаются объяснить, то в Китае такого нет. Там с иностранцами могут терпеливо провозиться больше часа, на пальцах что-то объясняя, пока вопрос не будет закрыт.

Если сравнивать ритм жизни в российских мегаполисах (потому что кузбасский ритм жизни априори уступит китайской провинции из-за количества людей) и в Китае, то и там и там он однозначно интенсивный. При этом если в России вам кто-то наступит на ногу или толкнёт в спину, то в 90% случаях остановится и извинится. В Китае же наоборот. Там настолько к этому привыкли, что считается уже нормальным толкнуть кого-то или случайно наступить на ногу. В этой стране не ждите извинений, особенно, как ни странно, от старшего поколения людей. Перед вами извинятся в 10% случаях и скорее всего это будет молодой человек или девушка.

Кухня – тут, думаю, всё понятно. В Китае едят и то, на что русский человек смотреть будет с отвращением. Я стараюсь выбирать те блюда, которые похожи на наши. Здесь большое изобилие овощей, причём круглый год. Но есть и те блюда, которые мне нравятся – яйца, варёные в чае и лотосы. Последнее с колбасой не сравнить, конечно, но тоже вкусно.

Возле станций метро есть специальная велосипедная стоянка. Китайцы утром на работу едут сначала на велосипеде, а потом уже на метро добираются до нужной станции. При этом на велостоянках двухколёсный транспорт жёлтого цвета можно взять в аренду, оплатив её онлайн. Я не уверена, что горожане ищут именно свой велик, вы посмотрите на их количество! Мне кажется, они берут любой и едут домой. Всё равно им завтра возвращаться в это же место, на этом же велике. Какая разница?

Если в России несчастливым считается число 13, то в Китае местные не любят четвёрку. А всё потому, что эта цифра произносится ровно так же, как слово «смерть». Поэтому в лифтах вы редко, где увидите кнопку с цифрой четыре. Телефонные номера с этой цифрой и жильё на четвёртом этаже стоят в несколько раз дешевле, чем, например, номера с восьмёрками и девятками, а также жильём на этих этажах. Восемь и девять тут считаются счастливыми цифрами, как у нас «семь».

Физический контакт с деньгами тут сведён к нулю. Все пользуются гаджетами и электронными кошельками. Даже попрошайки. Перед ними обычно стоит тарелочка, на которой лежит гаджет со специальным кодом, который можно считать своим смартфоном и перевести любую сумму на счёт нуждающегося.

Что касается возвращения на историческую родину, то я его не исключаю, но когда это произойдёт – не знаю. Думаю, я вернусь, но не завтра точно. Благодаря Китаю я прошла путь от одиночества в чужой стране до успешного сотрудника в одной из лучших онлайн-школ с кучей друзей и счастливой личной жизнью.

Текст: Елена Семёнова.
Видео: из личного архива Алины Смокотиной.
Фото: из личного архива Алины Смокотиной.